Свято-Троицкая Филиппо-Ирапская Пустынь
  • +7(911)329-77-34
  • Свято-Троицкая Филиппо-Ирапская Пустынь, Россия Вологодская обл, Кадуйский р-н, Зеленый Берег, 162501
  • filippoirapskiy@yandex.ru

­­Житие преподобного отца нашего Филиппа Ирапского 

 

В княжение великого князя Московского и всея России Василия Иоанновича в пределах вологодских, вблизи обители преподобного Kopнилия Комельского, появился некий отрок, по имени Феофил. Он поселился у одного человека, по имени Василий. Пропитание он снискивал именем Христовым. У юноши был благо¬честивый обычай каждый день посещать Божественную службу, каждую ночь проводить в молитвe, беспрестанно бодрствуя. Видя смирение Феофила, его кротость и любовь к молитве, все стали дивиться сему юному отроку. Никто никогда не видел, чтобы он принимал участие в детских играх или смеялся. О нем сказали преподобному Корнилию. Преподобный повелел привести к себе отрока. Корнилий тихо и кротко спросил юношу, кто он и откуда родом, как его зовут, и где живут его родители. Заплакав, отрок поклонился в ноги святому и сказал:— Прости меня, честный отче, я не помню своих родите¬лей, остался после них в малых летах; сказывали мне, что они были крестьяне, а мне имя Феофил. Скитался я, питаясь именем Божиим, не знаю, как пришел сюда, и теперь живу здесь у своего хозяина. Молю тебя, честный отче, позволь мне потрудиться в твоей обители, сколько я могу.Святой Корнилий своими прозорливыми очами провидел, что он будет избранным сосудом Божиим. Он повелел при¬нять Феофила в монастырь и поручил его ризничему.Отроку тогда было всего 12 лет. Со дня поступления в мона¬стырь он начал усердно служить братии, отличался великим послушанием и смирением. Около 3 лет служил он так братии. Видя его рвение и кротость, ризничий сообщил о сем пре¬подобному Корнилию. Все иноки любили трудолюбивого отрока. Когда ему исполнилось 15 лет, преподобный Корнилий призвал его к себе и сказал:— Дорогое мое чадо, ты вполне достоин восприять иноче¬ское пострижение.Феофил с радостью ответствовал: — Всего более желает сего душа моя, прошу тебя, святый отче, не медли исполнить cиe благое и Богоугодное дело.Сам преподобный Корнилий, наставив блаженного, постриг его в иноки, причем ему дано было имя — Филипп. Для духовного руководства отдали юного инока весьма искусному и благо¬честивому иноку Флавиану. Прежде всего он научил святого Филиппа грамоте. Господь помог своему верному рабу. В ко¬роткое время Филипп хорошо изучил грамоту и мог быстро читать книги Священного Писания. Много лет подвизался в обители преподобный Филипп, исполняя все послушания. Он то прислуживал в церкви, то работал в пекарне, носил воду и дрова, днем исполнял разные работы для братии, а ночью молился. Особенно строго он соблюдал пост и подавал пример истинного воздержания. Братия дивились таким подвигам преподобного и стали просить святого Корнилия, чтобы он поставил у них Филиппа пресвитером. Блаженный охотно исполнил их просьбу. Тогда Филипп усугубил свои подвиги, так что иноки еще более стали удивляться его добродетель-ной жизни. Заметив cиe, Филипп смутился духом и стал скорбеть. — Горе мне, — помышлял он в себе, — я уже получил себе награду от людей. Какой мзды мне еще ожидать от Господа в день судный? Нет, горе приносит мне хвала людская. Желая избегнуть славы, он вознамерился покинуть обитель и направиться туда, куда ему укажет Господь. О сем он поведал блаженному Корнилию. Святой старец, преподав ему душеполезные наставления, дал ему свое благословение и с миром отпустил из своей обители. Преподобный Филипп начал молиться Пресвятой Богородице: —Услышь меня, скорая Помощница, избавь меня от скорби которая смущает сердце мое.Однажды ночью, когда он, по своему обычаю, стоял в мо¬настыре на молитве и воспевал канон в честь Одигитрии, вдруг услышал он глас:— Возлюбленный раб Мой, выйди отсюда и ступай, куда Я укажу тебе.Святой посмотрел в оконце своей келии и увидел, что на южной стороне сияет великий свет. Он ужаснулся от сего видения и в страхе выбежал из своей келии.— Cиe и есть то место, — подумал он, — которое мне указано свыше. Да будет воля Господня.Возвратившись в келию, он окончил свою молитву и долго размышлял о бывшем ему видении. Когда он утром напра¬вился к церкви, снова сподобился услышать глас:— Выйди из сей обители и ступай, куда Я тебе укажу. После сего святой Филипп в следующую ночь вышел из монастыря, не имея с собою ничего, кроме одежды, какая была на нем, и отправился в дорогу. Он пришел на Кубенское озеро в монастырь Всемилостивого Спаса и отсюда продолжал свой путь, отыскивая себе место, удобное для безмолвия и иноческих подвигов. При сем он питал свою душу такими размышлениями:— Бежим плотской жизни, как некогда народ Еврейский 6ежал от рабства Египетского. Уклонимся от сребролюбия, ибо оно корень и начало всякого зла. Да будет Господь моим водителем и наставником!Преподобный Филипп пришел на Белоозеро в волость Андогу, стал обходить ту страну и в лесу на берегу реки Андоги нашел одно прекрасное место, тихое и уединенное. — Се покой мой, зде вселюся, — воскликнул он и обра¬тился с благодарственной молитвой к Господу.Истомленный долгой дорогой, преподобный лег под одной развесистой сосной и уснул. Во сне ему явился ангел Госпо¬день и сказал: — Филипп, здесь Господь уготовал тебе место. Блаженный тотчас же пробудился и стал молиться Пресвя¬той Троице. Утром на следующий день он отправился к пра¬вителю той волости князю Андрею Васильевичу Шелешпанскому. Пришедши к князю, блаженный стал просить его о том месте, где ему было видение. Князь вместе с блаженным отправился на то место и своим посохом очертил пространство от реки Андоги до Малого Ирапа и позволил блаженному здесь жить. Преподобный обвел то место рвом, устроил себе на берегу реки келейку, вертепец малый, и начал молиться Господу о спасении души своей.У князя Андрея был брат князь Иоанн. Когда князь Андрей сказал своему брату о том, что в их волости поселился бла¬женный Филипп, князь Иоанн, по наваждению диавольскому, сильно разгневался на своего брата и на блаженного Филиппа. При народе и священниках он начал укорять своего брата.— Ты пустил сюда сего человека, а у меня он не спра¬шивался; вот я поеду к нему, прогоню его оттуда и не позволю ему жить там.Напрасно князь Андрей вместе с священниками и народом уговаривал брата не делать зла святому человеку. Князь Иоанн еще более рассердился, вскочил на коня и поскакал в пустыню, намереваясь изгнать оттуда святого. Когда князь подъехал к Малому Ирапу, конь остановился и не пошел через ручей. Князь ударил его бичом. Но конь, закусив удила, понесся обратно, примчал князя в село, где он жил, и здесь у церкви Николая Чудотворца сбросил князя, а сам понесся далее и верстах в двух издох. Падая, князь ударился о камень и умер. Князь Андрей похоронил брата и отправился к преподобному Филиппу. Он стал давать пустыннику серебро на помин своего брата. Преподобный же серебра не принял, но попросил землю между ручьями Большим и Малым Ирапом. Князь Андрей охотно исполнил его просьбу: он закрепил за ним всю ту землю, приказав своим крестьянам слушаться преподобного и всячески помогать ему. С сего времени князь Андрей и многие другие стали иметь большую веру к преподобному и просить его молитв и наставлений. Блаженный поставил себе часовню и келии, а потом задумал построить храм во имя Пресвятой Троицы. Многие приходили к Филиппу помолиться в его часовне. Преподобный поучал их о пользе душевной и говорил им:— Послушайте, отцы и чада: исполним дело благое и полез¬ное для душ наших, построим церковь во имя Святой и Живоначальной Троицы.Слыша cиe, народ охотно стал помогать святому. В скором времени, с помощью Божией и по молитвам святого Филиппа, они построили церковь и украсили ее по мере своих сил. Сам князь Андрей Васильевич пожертвовал в церковь книги и утварь. Наконец, храм сей был освящен и в нем стали возноситься молитвы и славословия Господу. Вновь возникшую обитель назвали Красноборской пустыней Филиппа Ирапского. Слава о святом подвижнике стала распространяться, и многие при¬ходили к нему, испрашивая его молитв и назидания. Всех блаженный Филипп поучал, всем давал советы полезные, за всех молился, всех ободрял и утешал.— Будем жить мирно и кротко, — наставлял святой всех приходивших к нему,— любите родителей своих и почитайте их. Да сохранить вас Бог мира во всяком мире и тишине; лю-бовь имейте ко всем сродникам вашим, ко всем нищим и убогим, ибо они наши ближние; вспомним, что сам Господь возлюбил нищих. Братие, не станем возноситься, но будем кротки и смиренны, ибо Бог гордым противится, смиренным же дает благодать.Поучая так других, святой Филипп усугублял все более и более свои подвиги, все время воспевал Боговдохновенные псалмы Давида, исполняя в точности все правила иноческой жизни. Особенно он советовал всем читать псалмы: — Внимайте, чада, — говорил он, — что ничто так сильно не прогоняет от нас бесов, как пение песней Давидовых. Однажды, когда блаженный стоял на молитве в своей келии, вдруг он услышал трубный звук и шум, как бы от воинской рати. Блаженный удивился.— Откуда сей трубный глас? Ведь здесь нет брани. Между тем нечистый дух, который произвел сей шум, приблизился к святому и сказал:— Нет, брань есть; она ведется против тебя. Если ты не хочешь вести сей брани, то ступай, спи, — и мы не станем вое¬вать против тебя.Святой, сотворив молитву, оградил себя крестным знамением и воскликнул:— Да воскреснет Бог и расточатся врази Его и да бежат от лица Его ненавидящии Его, яко исчезает дым, да исчезнут. Тотчас вся сила бесовская исчезла. Блаженный Филипп, видя cиe, воскликнул: — Крепок и силен Господь!С тех пор блаженный еще более стал подвизаться в посте и молитвах. Лукавый сам не мог уже более досаждать ему, а начал подучать на него злых людей. Они вооружились на святого мужа и хотели изгнать его от места, указанного ему Богом. Видя, что люди делали ему зло по внушению диавола, святой молился за своих досадителей, говоря:— Не вмени им сего в грех, Господи, и прости им все их согрешения.Тогда другие люди, видя его незлобие и терпение, говорили друг другу: — Вот святой человек: не помнить злобы и досады, а только молится о своих досадителях.Однажды диавол в образе монаха подошел к келии свя¬того и стал стучаться. Блаженный сказал: — Сотвори молитву. Диавол же отвечал: — Ныне и присно и во веки веков. Тогда святой снова потребовал, чтобы монах произнес мо¬литву, но диавол опять повторил свой ответ. Святой в тре¬тий раз приказал монаху произнести молитву, но последовал тот же самый ответ. Святой сказал:— Скажи так: Слава Отцу и Сыну и Святому Духу ныне и присно и во веки. Аминь.Бес, услышав сие, быстро исчез, как будто его палил огонь. Тогда святого Филиппа объяло раздумье; он даже думал оставить то место, но услышал глас:— Не смущайся, раб Божий. Пребывай здесь, как я повелел тебе. Тогда сподобишься лицезреть славу Божию и обретешь покой души своей.Блаженный Филипп жил одиноким отшельником в Красноборской пустыни. Слыша о его подвижнической жизни, многие благочестивые люди, иноки и миряне, с разных сторон приходили к нему ради душеспасительной беседы, прося святого по¬ведать им, как спасти душу от греха. Обычными посетителями и собеседниками его были крестьяне Андожской волости. Блажен¬ный с любовию поучал всех простым и кратким, но сильным и задушевным словом, инокам говорил о трех добродетелях, дающих им власть над нечистыми силами, о нестяжании, многом бдении и усиленной молитве, напоминал о том, как жестко и скорбно иго иноческого жития и как жили прежние иноки, навыкшие жестоким житием и молчанием служить Богу; мирским людям внушал любить ближних, особенно по¬могать нищим и убогим, соблюдать ко всем правду; указывал на силу духа отцов, и на слабодушие нынешних людей, в пример терпения в скорбях ставил святых мучеников и блаженных постников, превзошедших страданиями и лишениями меру естества человеческого и вечно живущих в памяти людей; учил наблюдать за своими мыслями, помышлять о вечном будущем, а не о маловременном настоящем. На вопрос собесед¬ника, почему мы осуждаем других, блаженный отвечал: «кто осуждает других, тот еще не уразумел себя, не вел борьбы с самим собой». Любопытствовавшим он рассказывал о себе, как он, крестьянский сын, еще в детстве оставшись круглым и безприютным сиротой, скитался, питаясь Христовым именем, как пришел в обитель к преподобному Корнилию и навыкал иноческому жительству, день проводил на службе монастырской в трудах телесных, а ночью молился до заутрени, кладя по сто поклонов на каждой из 18 ступеней храма, и как поселился на Ирапе.Однажды, некий поселянин, по имени Мелетий, пришел к блаженному Филиппу, прося у него наставления. Питая глу¬бокую веру к святому, Мелетий часто посещал обитель блаженного. На сей раз он остался ночевать у святого Филиппа. До позднего вечера святой все беседовал с поселянином. Наконец, преподобный стал совершать свои вечерние молитвы, а Мелетий, одержимый дремотой, скоро заснул. Около полуночи он проснулся и окликнул блаженного; но его не было в келии. Мелетий открыл оконце, посмотрел по направлению к церкви, и видит: святой с воздетыми руками стоит на коленях у церкви и молится; руки его светились, как огненные свечи. Мелетий, затворив окно, стал молиться Пресвятой Троице, дивясь сему видению. Потом он рассказал о сем многим и слышавшие стали иметь великую веру в блаженного. Так жил преподобный Филипп 15 лет в своей пустыне, ожидая блаженного покоя и отхода души своей ко Господу, ободряя себя словами: — Терпи, Филипп, мужайся и крепись. Непрестанно он молился и взывал из глубины своей чистой души: — Боже Вседержителю, умири мир, помилуй и спаси всех православных христиан, подаждь им тишину и благоденствие, очисти их от всех грехов. Милостив и долготерпелив Ты Господи, ждешь от нас покаяния и не хочешь смерти грешников. Велика Твоя милость и безпредельно Твое милосердие. И Ты, милостивая Госпоже, Пресвятая Богородица, скорая наша помощница и заступница, моли непрестанно за нас Сына Твоего. В cиe время к преподобному пришел инок из Спасо-Каменного монастыря, что на Кубенском озере. Сего инока звали Германом. Пришедший стал просить преподобного Филиппа, чтобы он позволил ему пожить вместе с ним в пустыне.— Тяжка и прискорбна здесь жизнь, брате, — ответствовал святой на просьбу Германа.— Терпение, отче, — начало спасению; потерплю о Христе, сколько возмогу, — отвечал тот.С того времени они начали вместе подвизаться в трудах и молитвах. Видя, как жил многоподвижный пустынник, Герман начал иметь великую веру в блаженного Филиппа, много с ним беседовал, расспрашивал его о прежней его жизни и все, что рассказывал ему о себе преподобный, записывал на па¬мять будущим родам.Не много времени спустя, сказал ученику своему преподобный: – Отче Герман, прошу твою любовь, когда увидишь меня мертвым, не оставь тела моего валяться на земле, но погреби его на месте моего покоя, ибо ты видишь, что я уже дряхл и изнемогаю, Сегодня я с тобою, а завтра увидишь меня умершим. Не напрасно послал тебя Бог посетить меня в уединении. Потом, причастившись Святых Тайн, начал молиться Господу и Пречистой Его Матери, чтобы заступи¬ла душу его в час смертный, и воспомянул в молитвах своих все православное Христианство, чтобы всем даровано было прощение грехов, здравие и спасение.Окончив молитву, со слезами сказал он ученику своему:– Брат Герман, настал для меня час смертный и время отшествия души моей к Господу. Ты же предай тело мое грешное земле, как я тебе заповедал. Уже был глубокий вечер, пре¬подобный, изнемогая телом, лежал на одре, шепотом про-износя молитвы. Герман совершал обычное правило и едва окончил, как услышал голос: – Встань и смотри! Воспрянул инок и оградил себя крестным знамением, чтобы не впасть в искушение. Чудное благоухание пролилось по келии. Гер¬ман нашел старца своего уже усопшим, с лицом светлым и ярко сияющим, как бы Ангела Божия. Жалость проникла в сердце ученика об утрате любимого учителя, и горько над ним он плакал, воспоминая все благодатное его учение и любовь. Не облеченный в сан священства, недоумевал он, как погрести его. На рассвете вышел он из келии, чтобы помолиться в церкви Живоначальной Троицы. Осмотревшись, он увидел старца, идущего также из селения к церкви, и об¬радовался лицу человеческому в пустыне. – Скажи мне, Гос¬пода ради, как твое имя и откуда идешь? – спросил его Гер¬ман, и тот отвечал: – Имя мне Иов, я из обители Александро¬вой, что на Свири, и сана священнического. Еще более об¬радовался Герман и, приняв от него благословение, так го¬ворил: – Отче святый, сотвори любовь. В ночь сию, Божиим изволением, преставился отец мой Филипп. Молю твою свя¬тыню погреби тело преподобного. Вместе взошли они в келию и подивились светлости лица усопшего, прославлен¬ного Богом. В то же время собрались из веси (селения) бла¬гочестивые люди, как бы по внушению Божию, для погре¬бения святого старца. Они устроили гроб и перенесли честное тело Филиппа в церковь Пресвятыя Троицы, где совершилось отпевание. Его погребли на берегу реки там, где сам указал для себя место, и, возвратясь в келью, оба инока по пустынному вкусили хлеба, поминая блаженно¬го отца Филиппа. Священноинок Иов расспрашивал Гер-мана о житии преподобного, и Герман поведал ему то, что слышал из уст самого старца. Иов благодарил Господа, сподобившего его погрести столь святого мужа. Слышав ранее о пустынном его житии, он пожелал видеться с ним, и это привело его в пустыню Филиппову. Пробыв несколь¬ко дней вместе с Германом, Иов удалился в Свирскую свою обитель. Герман же оставался еще на сорок дней в уеди¬ненной келии, чтобы читать псалтырь по усопшем отце своем, и потом возвратился в монастырь Спасокаменный, что на Кубенском озере.Память блаженного Филиппа осталась неизгладимою в сердцах смиренных поселян, воспоминавших благие его подвиги и спасительные поучения. Сорока пяти лет от рож¬дения преставился преподобный на память ангела своего Апостола Филиппа.Таково было житие сего преподобного, богатого своим смирением и великого своими подвигами во славу Пресвятой Троицы. Аминь.